В предыдущем очерке из серии про карачаево-балкарцев и осетин и про их спорное происхождение было показано, что от донских алан ни те, ни другие не произошли. Во всяком случае, от тех донских алан, к которым одни как потомков относили карачаевцев, другие – осетин. Стало ясно, что аргументация той и другой стороны была в основном предвзятой, ориентированной на желаемый и заранее сформулированный результат. Это – бич «ангажированной» науки. Под желаемый результат подгоняли данные и лингвистики, и данные одонтологии (науки о зубочелюстном строении), а с данными археологии, согласно которым карачаевцы или осетины были якобы потомками донских алан, надо еще разбираться.
 

 
Данные одонтологии, якобы согласно которым заранее записывали карачаевцев и/или осетин в потомков донских алан, потому что у ископаемых алан были якобы уникальные особенности зубов, которые якобы наблюдаются у современных то ли карачаевцев, то ли осетин (это никогда четко не формулировалось, но интерпретировалось именно так), на самом деле ничего подобного не показывают. Тем не менее, отклонения в комплексных одонтологических характеристиках карачаевцев (именно так, комплексных, а вовсе не отдельных уникальных, типа «необычных бугорков на молярах») приписывались именно донским аланам, просто потому что есть отклонения. Значит, аланы. Это было описано в предыдущей статье из данной серии.


 
Все это – печальные следствия политизации, ангажированности современной науки в исполнении ряда исследователей, работы, подгоняемые под заранее заданный результат, чего в науке быть не может. Иначе это не наука.
 

Тем не менее, автор вовсе не исключает, что у каких-то других алан, с одной стороны, и у карачаево-балкарцев и осетин, с другой, обнаружатся уникальные особенности, которые послужат важным аргументом для более точных атрибуций предков и потомков. Но не так, как это делается, особенно, путем достаточно произвольного подбора «принципиальных компонент». Часто это только видимость науки, сама же наука там отсутствует.
 
Перечислим в сжатом виде основные положения предыдущей статьи, которые позволили исключить донских алан из числа предков как карачаево-балкарцев гаплогруппы G2a, так и осетин той же гаплогруппы. Среди карачаево-балкарцев носители гаплогруппы G2a занимают треть всех мужчин, среди осетин – до трех четвертей. Есть еще один немаловажный кандидат на основных предков, гаплогруппа R1a, ее у карачаево-балкарцев около трети, но у осетин ее практически нет, всего 0.85%. В целом родовое (то есть в понятиях гаплогрупп Y-хромосомы) происхождение современных осетин и карачаево-балкарцев следующее.
 
Осетины:
 
G2a — 70% (иронцы — 74%, дигорцы — 60%)
J2a — 14%
R1b — 7%
Прочие — 9% (единичные примеры гаплогрупп С, E1b, I2c, J1, L1b, Q1a, R1a, T1a)
 
Карачаево-балкарцы:
 
R1a — 32%
G2a — 29%
J2a — 13%
R1b — 8%
I2 — 7%
Q — 5%
Прочие — 6% (единичные примеры гаплогрупп E1b, J1, T1a)
 
Здесь надо указать, что происхождение всех основных родов-гаплогрупп разное. R1a у карачаево-балкарцев имеет дочернее арийское, то есть скифское происхождение, на что указывает их основной субклад R1a-Z93-L342.2-Z2123. Их братья, относящиеся к субкладу R1a-Z93-L342.2-L657 ушли в Индию в середине II тыс. до н.э. как легендарные арии; их родственники, относящиеся к субкладу R1a-Z93-L342.2-Z2124, ушли позже в историческую Бактрию (и пуштуны, имеющие этот субклад, Z2124, живут там сейчас, это их основной субклад, который имеет половина всех пуштунов Афганистана и Пакистана); наконец, кавказские носители субклада Z2123, дочернего от Z2124, составляют треть карачаево-балкарцев, но у осетин их практически нет.
 
Носители гаплогруппы G2a в принципе могли придти из Европы или из Азии; скелетные остатки носителей этой гаплогруппы (G2a-P15) десятками находят в захоронениях Западной и Центральной Европы – Испании, Франции, Германии с датировками 7000-5000 лет назад. J2a пришли из Месопотамии, начиная с 7000 лет назад, когда начались активные (в первую очередь, урукские) миграции на север. R1b прибывали из Центральной Азии, первые волны миграции на Кавказ и далее на Ближний Восток были примерно 7000-6000 лет назад (основной субклад R1b-L23); затем, в относительно недавнее время, уже в нашей эре, были прибытия тюркоязычных племен из Центральной Азии, часть которых несли субклад R1b-M73. С ними увлекались и носители минорных (в настоящее время) гаплогрупп в Осетии, перечисленных выше, часть которых попадали на Кавказ и позже, вплоть до настоящего времени, разными путями.
 
Итак, родовой состав осетин и карачаево-балкарцев принципиально различается, и если аланы и были в предках тех и других, то определенно не донские аланы, которые оказались гаплогруппы G2a. Надо сказать, что то, что аланы оказались гаплогруппы G2a, мы узнали благодаря исследованию, проведенному совсем недавно генетиком В.В. Ильинским и археологами Г.Е. Афанасьевым, М.В. Добровольской, Д.С. Коробовым и И.К. Решетовой («О культурной, антропологической и генетической специфике донских алан. В сб. «Е.И. Крупнов и развитие археологии Северного Кавказа». М., 2014, с. 312-315). То, что карачаево-балкарцы и осетины гаплогруппы G2a не произошли от донских алан, показывают их предковые (базовые) гаплотипы, а именно разница между ними:
 
14 22 15 10 15 16 11 12 11 12 10 29 – 17 9 9 11 11 25 16 21 29 13 13 14 14 – 10 10 20 21 15 15 15 18 36 38 11 10 – 11 8 15 16 8 11 10 8 12 10 12 21 22 14 10 12 12 15 8 13 21 22 16 13 11 13 10 11 11 13 (карачаево-балкарцы, G2a1)
 
14 23 15 9 15 17 11 12 11 11 10 28 – 17 9 9 12 11 25 16 21 28 13 13 14 14 – 11 11 19 21 15 15 16 18 37 38 12 9 – 11 8 15 16 8 11 10 8 12 10 12 21 22 14 10 12 12 15 8 13 21 22 15 13 11 13 10 11 11 13 (осетины, G2a1)
 
Между этими гаплотипами – 14 мутаций, что помещает их общего предка примерно на 4675 лет назад. Расчеты проведены в предыдущем очерке из данной серии. Там же показано, что общий предок карачаево-балкарцев жил 4650±750 лет назад, осетин – 1375±210 лет назад. Иначе говоря, карачаево-балкарцы ведут свою ДНК-генеалогическую линию в гаплогруппе G2a от этого дальнего общего предка, от которого ведут свою линию и осетины, но вторые на этом пути прошли жесткое бутылочное горлышко популяции, и фактически возродились (от немногих выживших в их группе) примерно в VII в. н.э., плюс-минус пара веков. От алан они тоже не произошли, и вот почему. Ниже – 17-маркерный гаплотип ископаемых алан:
 
14 22 15 10 14 15 11 12 11 18 – 18 16 20 11 14 10 21 (ископаемые аланы, ∼ 1250 лет назад)
 
Если перевести показанные выше предковые (базовые) гаплотипы осетин и карачаево-балкарцев в такой же 17-маркерный формат, то во всяком случае для осетин можно ожидать практически полное совпадение их предкового гаплотипа (с датировкой 1375±210 лет назад) с гаплотипом ископаемых алан (∼ 1250 лет назад). Получаем следующее (мутационные различия с гаплотипом алан отмечены):
 
14 23 15 9 15 17 11 11 10 1717 16 21 11 15 9 21 (осетины, G2a1-L293)
14 22 15 10 15 16 11 12 10 1717 16 21 10 15 10 21 (карачаевцы, G2a1-L293)
 
Оба кавказских гаплотипа совершенно не похожи на ископаемый гаплотип донских алан, их разделяют 12 мутаций для осетин (что эквивалентно расхождению в 12/0.034 = 353 → 535 условных поколений, то есть в 13375 лет) и 8 мутаций для карачаевцев (эквивалентно 8/0.034 = 235 → 306 условных поколений, то есть 7650 лет).
 
Здесь даже нет смысла обсуждать, кто из них, карачаевцы или осетины, ближе к ископаемому гаплотипу, они оба далеко, поскольку их должны разделять с аланами всего 1000-1500 лет. Значит, вывод таков: основное мужское население как карачаевцев, так и осетин (доминирующей гаплогруппы G2a1-L293) к донским аланам практического отношения не имеют. Те – не их предки.
 
Следующий вывод, сделанный в предыдущем очерке – что предковые гаплотипы карачаево-балкарцев очень удалены от ископаемых европейских гаплотипов, найденных на юге Франции и северо-востоке Испании:
 
14 23 15 10 13 15 11 12 11 18 – 18 16 20 11 14 10 21 (ископаемые G2a-P15, Франция, 5000 лет назад)
13 23 15 10 14 14 11 12 11 17 – 18 16 22 12 15 10 21 (ископаемые G2a-Р15, Испания, 7000 лет назад)
 
Если сопоставить соответствующие аллели ископаемого «французского» гаплотипа G2a с приведенными выше базовыми гаплотипами G2a1 карачаевцев и осетин (переведя их в 17-маркерный формат для корректного сравнения)
 
14 22 15 10 15 16 11 12 10 1717 16 21 10 15 10 21 (карачаевцы, G2a1-L293)
14 23 15 9 15 17 11 11 10 1717 16 21 11 15 9 21 (осетины, G2a1-L293)
 
то у них окажется 10-12 мутаций (отмечены). Та же картина наблюдается и при сравнении с ископаемым «испанским» гаплотипом, который также отличается на 10-12 мутаций от базовых гаплотипов карачаевцев и осетин. Эти различия эквивалентны в среднем 11/0.034 = 324 → 472 условных поколений расхождения между общими предками современных карачаево-балкарцев и осетин гаплогруппы G2a1-L293, с одной стороны, и ископаемыми французским и испанским гаплотипами, с другой, то есть в среднем на 11800±1500 лет. Это – огромные величины. На самом же деле, носители данных ископаемых гаплотипов жили 5000 и 7000 лет назад. Это показывает, что осетинские и карачаево-балкарские гаплотипы происходят не непосредственно от показанных ископаемых гаплотипов группы G2a-P15 во Франции и Испании, а от какого-то другого общего предка, от которого осетинские и карачаево-балкарские гаплотипы разошлись примерно 4650 лет назад, и этот их общий предок, в свою очередь, давно, многие тысячелетия назад, разошелся с (ископаемыми) европейскими гаплотипами. Как бы там ни было, ясно, что ископаемые европейские гаплотипы – не прямые предки осетинских и карачаево-балкарских гаплотипов.
 
Такая же картина наблюдается и при сопоставлении ископаемого гаплотипа алан с предковым гаплотипом минорного субклада G2a2b2a-P303 у осетин и карачаево-балкарцев. Их базовые гаплотипы
 
14 23 15 10 13 14 11 12 11 1716 16 20 12 16 10 21 (осетины, G2a-P303)
14 22 15 10 14 15 12 12 11 1716 16 21 11 16 10 21 (осетины, G2a-P303, другая ветвь)
14 23 15 10 13 14 11 12 11 1716 16 20 11 16 10 21 (карачаево-балкарцы, G2a-P303)
 
Опять ни один из них не может претендовать на родство с аланами (мутации выделены), для чего гаплотипы должны отличать всего одна-две мутации. Однако во всех трех случаях выше мы имеем не 1-2, а 9, 7 и 8 мутаций, соответственно, что разводит ископаемых алан, с одной стороны, и современных осетин и карачаево-балкарцев гаплогруппы G2a-P303, с другой, примерно на 9000, 6500 и 7700 лет, соответственно. Не могли они происходить от алан.
 
Однако при сравнении ископаемого гаплотипа алан с ископаемыми гаплотипами гаплогруппы G2a-P15 Франции и Испании получаем:
 
14 23 15 10 13 15 11 12 11 18 – 18 16 20 11 14 10 21 (Франция, 5000 лет назад)
13 23 15 10 14 14 11 12 11 17 – 18 16 22 12 15 10 21 (Испания, 7000 лет назад)
14 22 15 10 14 15 11 12 11 18 – 18 16 20 11 14 10 21 (ископаемые аланы, ∼ 1250 лет назад)
 
Результат оказался неожиданным – в первом случае – всего две мутации разницы. Это даже меньше, чем ожидалось, исходя из археологических датировок. Но в любом случае ясно, что гаплотип ископаемых алан (∼ 1250 лет назад) примерно такой же, как и ископаемый «французский» (5000 лет назад), и гаплогруппа одна – G2a. Во втором случае, «испанском», 8 мутаций разницы, то есть примерно 7650 лет между ними, на самом деле археологические датировки дают около 6000 лет разницы, то есть в первом случае некоторый недобор, во втором – перебор, но ясно, что при сравнении всего двух гаплотипов это все в пределах погрешности расчетов.
 
Итак, загадка многих десятилетий близка к решению. Ни осетины, ни карачаево-балкарцы гаплогруппы G2a1, основной у тех и других (треть у карачаево-балкарцев, вторая треть – гаплогруппа R1a), не являются потомками алан, во всяком случае, донских алан. Но ведь именно их, донских алан, историки направляют с Северного Кавказа на Дон, говоря, что на Кавказе они стали предками то ли осетин, то ли карачаево-балкарцев, то ли тех и других. Оказывается, что ни тех и ни других. У них обоих другое происхождение, во всяком случае, в гаплогруппе G2a. Гаплогруппы R1a у осетин практически нет. Значит, опять другое происхождение. Ни по одной основной гаплогруппе, то есть ни по G2a, ни по R1a, осетины и карачаево-балкарцы не пересекаются, во всяком случае, в аланские времена.
 
И вот теперь переходим к возможному, хотя бы в части, ответу на вопрос – откуда же произошли карачаево-балкарцы и осетины??
 
Продолжим наши поиски, и рассмотрим гаплотипы группы G в исторической Бактрии. На рис. 1 приведено так называемое дерево гаплотипов для 63 наших современников с территории исторической Бактрии (этнические отнесения по свидетельству самих тестируемых приведены на том же рисунке). Это дерево построено с помощью профессиональных программ PHYLIP (the PHYLogeny Inference Package) и MEGA (Molecular Evolutionary Genetics Analysis), которые распределяют гаплотипы в виде иерархического дерева по принципу максимально вероятного происхождения гаплотипов друг из друга.
 
Дерево гаплотипов гаплогруппы G в Бактрии выявляет две основные ветви – правая, исключительно субклада G2b1-M377, относительно недавняя (из 27 гаплотипов), и левая, древняя (из 36 гаплотипов), состоящая из серии субкладов, из которых 8 гаплотипов субклада G2a-P15, 18 гаплотипов субклада G2a-P303, 4 гаплотипов субклада G1-M285, остальные гаплотипы единичные. Базовые гаплотипы ветвей, соответственно, следующие:
 
13 23 16 11 13 16 11 13 11 17 – 19 16 21 11 16 10 24 (правая ветвь на рис. 1)
13 22 15 10 15 16 12 12 11 17 – 18 16 21 11 15 10 21 (левая ветвь на рис. 1, группа G2a)
 


Рис. 1. Дерево из 63 гаплотипов гаплогруппы G2 Бактрии в 17-маркерном формате (гаплотипы собраны в базах данных и предоставлены И.Л. Рожанским). Возраст правой ветви (субклад G2b1-M377) 2400±360 лет. Общий возраст левой ветви 14400±3200 лет, ее группы гаплотипов субклада G2a-P15 10650±1600 лет.
 
В ветви справа на все 27 гаплотипов приходится 80 мутаций, что дает 80/27/0.034 = 87 → 96 условных поколений, или 2400±360 лет до общего предка. В левой ветви на 8 гаплотипов субклада G2a-P15 приходится 82 мутации, что дает 82/8/0.034 = 301 → 426 условных поколений, или 10650±1600 лет. Но ветвь справа нас в данном случае не интересует, у нее не тот субклад, который найден у карачаево-балкарцев, осетин и алан. Между гаплотипами ветви справа, с одной стороны, и кавказцев и донских аланов, с другой, 15-17 мутаций, то есть 19-23 тысячи лет. А вот ветвь слева похожа на то, что мы ищем. Сравним ее предковый гаплотип (субклада G2a) с предковыми гаплотипами карачаево-балкарцев и осетин, и отметим мутации:
 
14 22 15 10 15 16 11 12 10 17 – 17 16 21 10 15 10 21 (карачаевцы, G2a1-L293)
14 23 15 9 15 17 11 11 10 17 – 17 16 21 11 15 9 21 (осетины, G2a1-L293)
 
От бактрийских G2a карачаевцев отличает пять мутаций, что эквивалентно примерно расстоянию в 4300 лет. Как мы помним, общий предок карачаево-балкарцев жил 4650±750 лет назад, что совпадает в пределах погрешности расчетов. Общий предок осетин той же гаплогруппы жил всего 1375±210 лет назад, то есть он более отдален от бактрийского общего предка. Действительно, там дистанция в 9 мутаций, что эквивалентно расстоянию примерно в 9000 лет от бактрийского общего предка. Расчеты дают, что общий предок осетин с бактрийцами гаплогруппы G2a жил (9000+1375+10650)/2 = 10500 лет назад, что практически сопадает с расчетами выше (10650 лет назад). Наконец, гаплотип донских алан
 
14 22 15 10 14 15 11 12 11 18 – 18 16 20 11 14 10 21 (ископаемые аланы, ∼ 1250 лет назад)
 
отличается от бактрийского базового гаплотипа той же гаплогруппы на 7 мутаций, что эквивалентно 7/0.034 = 206 → 258 условных поколений, или примерно 6450 лет. Это дает (6450+10650)/2 = 8550 лет от времени жизни ископаемых донских алан до бактрийских G2a, или (прибавив ∼ 1250 лет до времени жизни ископаемых донских алан) около 10 тысяч лет от настоящего времени. Это тоже в целом находится в пределах погрешности расчетов.
 
Итак, мы получаем следующую картину древних миграций носителей гаплогруппы G2a, начиная с тех времен, когда примерно 10 тысяч лет назад носители этой гаплогруппы ушли в Европу, и их недавно обнаружили в древних некрополях Испании и Франции с датировками 7 и 5 тысяч лет назад, соответственно. В середине III тыс. до н.э., то есть примерно 4500 лет назад, в Европе произошли некие драматические изменения, в результате которых большинство гаплогрупп «старой Европы» исчезли, и их выжившие носители и их потомки переместились в периферийные регионы Европы (Британские острова, Скандинавия, Балканы), в Малую Азию. В Европе осталась преимущественно гаплогруппа R1b, носители которой, эрбины, в те времена в виде культуры колоколовидных кубков активно заселяли Европу, начиная примерно с 4800 лет назад, то есть с начала III тыс. до н.э. По-видимому, в те времена группа потомков «французских» носителей этого субклада ушли на восток, и в итоге стали донскими аланами. Общий предок ископаемых донских алан жил примерно 2850 лет назад, то есть в начале I тыс. до н.э., и его потомки, выявленные в виде серии одинаковых гаплотипов в донском захоронении, имели археологическую датировку примерно 1250 лет назад.
 
Как показано выше, гаплотип ископаемых донских алан всего на две мутации отличается от ископаемых «французских» гаплотипов с датировкой 5000 лет назад. К кавказским гаплотипам, в том числе к предкам современных осетин и карачаево-балкарцев, ископаемые донские аланы прямого отношения не имели, и если имели – то только через бактрийских носителей субклада G2a многие тысячелетия назад.
 
Тем временем, примерно 4500 лет назад, из древней Бактрии пошли две ДНК-линии субклада G2a, которые в итоге стали предковыми линиями современных карачаево-балкарцев и осетин. Они не происходят от ископаемых донских алан, и отделены от них на многие тысячелетия миграционного пути от древней Бактрии через Европу и обратно в донские степи. Неясно, побывали ли предки ископаемых донских аланов на Кавказе, и если к этому есть соображения, их имеет смысл внимательно рассмотреть, и, возможно, пересмотреть.
 
Недавно вышла статья про распределение гаплогрупп у современных пуштунов в Пакистане (Lee et all, 2014), в которой из 270 гаплотипов 38 (14% от всех) были гаплотипы гаплогруппы G. Дерево гаплотипов, построенное по этим данным, приведено на рис. 2. В использованном авторами 21-маркерном формате базовый гаплотип верхней ветви выглядит следующим образом:
 
13 23 16 11 13 16 12 11 13 11 17 – 20 24 16 21 28 12 16 10 17 24 (верхняя ветвь на рис. 2)
 
что в переводе в более стандартный 17-маркерный гаплотип имет вид:
 
13 23 16 11 13 16 11 13 11 17 – 20 16 21 12 16 10 24 (пуштуны в Пакистане)
 
Этот пакистанский гаплотип пуштунов близок к базовому гаплотипу, который описывает правую ветвь бактрийских 17-маркерных гаплотипов группы G2b1-M377 возрастом 2400±360 лет:
 
13 23 16 11 13 16 11 13 11 17 – 19 16 21 11 16 10 24 (правая ветвь на рис. 1)
 
Между ними всего две мутации (отмечены), что разводит времена жизни общих предков этих ветвей в Пакистане и в Бактрии на 2/0.034 = 59 → 63 условных поколений, то есть на 1575 лет. Надо принять во внимание, что на 33 гаплотипа верхней ветви на рис. 2 (в 21-маркерном формате) приходится 66 мутаций, что дает 66/33/0.0475 = 42 → 44 условных поколений, то есть общий предок этих 33 гаплотипов жил 1100±175 лет назад. Поэтому общий предок этих двух ветвей, справа на рис. 1 и сверху на рис.2, жил (2400+1100+1575)/2 = 2540 лет назад. Это и есть общий предок бактрийских гаплотипов группы G2b1-M377, который жил 2400±360 лет назад. Его потомки через тысячу с лишним лет прибыли из Бактрии в Пакистан и со временем образовали пакистанских пуштунов. Но в любом случае, эти гаплотипы на многие тысячелетия удалены от гаплотипов карачаево-балкарцев и осетин, и удалены не только по времени, но и по основному субкладу (который у последних преимущественно G2a1-L293).
 

Рис. 2. Дерево из 38 гаплотипов (в 21-маркерном формате) гаплогруппы G среди пакистанских пуштунов. Возраст верхней ветви 1100±175 лет, нижней ветви – 9150±1500 лет. Построено по данным, приведенным в работе (Lee et al., 2014).
 
Поэтому обратимся к явно древней нижней ветви на рис. 2. В ней всего пять гаплотипов, с базовым
 
13 22 15 10 14 16 12 12 12 11 17 – 17 23 16 22 29 11 15 10 17 21 (нижняя ветвь на рис. 2)
 
что в переводе в более стандартный 17-маркерный гаплотип имет вид:
 
13 22 15 10 14 16 12 12 11 17 – 17 16 22 11 15 10 21
 
Поскольку на все пять гаплотипов имеется 64 мутации (от показанного верхнего базового 21-маркерного гаплотипа), то их общий предок жил 64/5/0.0475 = 269 → 366 условных поколений, или 9150±1500 лет назад. Сравним три базовых гаплотипа – карачаево-балкарский, древний бактрийский, и древний пуштунский из Пакистана:
 
14 22 15 10 15 16 11 12 10 17 – 17 16 21 10 15 10 21 (карачаевцы, G2a1-L293)
13 22 15 10 15 16 12 12 11 17 – 18 16 21 11 15 10 21 (древняя, левая ветвь на рис. 1)
13 22 15 10 14 16 12 12 11 17 – 17 16 22 11 15 10 21 (древняя, нижняя ветвь на рис. 2)
 
Видно, что бактрийский (с возрастом 10650±1600 лет) и пакистанский (9150±1500 лет) различаются всего на три мутации, но это визуально, на самом деле там разница в 2.0 мутации, поскольку в столь малом наборе из пяти гаплотипах мутации дробные. Это дает разницу в 2/0.034 = 59 → 63 условных поколений, то есть на 1575 лет), что помещает их общего предка примерно на (10650+9150+1575)/2 = 10700 лет назад. Это и есть бактрийский общий предок. Таким образом, картина времен и направлений мутаций носителей субклада G2a1, приведенная выше, не меняется при дополнительном расмотрении пакистанских (пуштунских) гаплотипов, она остается той же.
 
Итак, гаплогруппа G2a у карачаево-балкарцев и осетин принесена из другого, не донского-аланского источника, а скорее, из региона исторической Бактрии. Более того, гаплогруппа G2a у обеих народностей значительно расходится, и имеет общего предка, который жил примерно 4675 лет назад, опять же, скорее всего, в Бактрии. Но язык у карачаево-балкарцев и осетин разный, у первых тюркский, у вторых индоевропейский, с заметным влиянием местного субстрата. А далекий предок – один и тот же. Иначе говоря, языки здесь – не аргумент в дискуссии о происхождении осетин и карачаево-балкарцев. У кого-то из них язык изменился за последние тысячелетия, возможно, что и у обоих народов.
 
Поэтому для (почти) окончательного решения вопроса нужно будет провести тестирование на ДНК предполагаемых алан из других могильников, а также провести тестирование как минимум половцев из сответствующих захоронений, и сопоставить их гаплотипы с карачаевскими и осетинскими. Половцы со своей возможной гаплогруппой R1a (или другие степняки с той же гаплогруппой) выдвигаются на предпочтительных кандидатов на происхождение трети карачаево-балкарцев. Половцы предпочтительнее, потому что по историческим сведениям то ли 40 тысяч (исторические сведения), то ли 5 тысяч (интерпретация) половцев ушли на Кавказ (см.: Плетнева С.А. Половцы. Ред. Б.А. Рыбаков, изд. «Наука», М., 1990). Про других степняков, не половцев, таких сведений нет.
 
Надо отметить, что половцы как предки встречают резкое неприятие со стороны карачаево-балкарских специалистов – историков, этнографов, археологов. От этого неприятия можно было бы отмахнуться, типа, что они ошибаются, все могут ошибаться. Да, могут, но отмахиваться сейчас было бы неправильно. Вот когда будут данные по ископаемым гаплотипам половцев, тогда будет другая ситуация. Пока половцев можно держать в запасе как возможный вариант, но не более того. Если у половцев окажется гаплогруппа R1a-Z2123, и гаплотипы будут похожи на современные карачаево-балкарские, то крыть специалистам будет нечем. Но если у них окажется гаплогруппа Q или С, или другая очень необычная для карачаево-балкарцев гаплогруппа, то их без проблем можно будет вычеркнуть. Будущее покажет.
 
Описанная выше картина миграций согласуется с расчетами ДНК-генеалогии – и с общими предками субклада G2a в Бактрии более 10 тысяч лет назад, и с расстоянием во времени между бактрийскими общими предками и ископаемыми аланами, примерно равным 8550 лет, и миграцией древних носителей G2a в Европу в те времена, и с датировкой «испанских» и «французских» носителей G2a 7000 и 5000 лет назад, и с возвращением потомков части «французских» носителей G2a на восток, в донские степи, с их общим предком в начале II тыс. до н.э., и с датировками ископаемых донских алан примерно в VIII веке н.э., и с приведенным выше гаплотипом алан. А также с тем, что карачаевцы и осетины имеют очень удаленные от ископаемых алан гаплотипы, отличающиеся на 8-12 мутаций, при том, что с древними бактрийцами той же гаплогруппы их разделяет меньшее число, а именно 5-9 мутаций. С этим же согласуется удаление базовых гаплотипов карачаево-балкарцев и таковых для осетин от их общего предка примерно на 4675 лет.
 
Конечно, из этой ситуации можно выйти таким образом, что провозгласить древних бактрийцев гаплогруппы G2a 4500 лет назад «аланами», и заключить, что и карачаево-балкарцы, и осетины произошли 4675 лет назад от «аланов», и на этом вопрос закрыть. Автор этой статьи оставляет такую возможность историкам.
 
Литература:
 
Афанасьев Г.Е., Добровольская М.В., Коробов Д.С., Решетова И.К. (2014) О культурной, антропологической и генетической специфике донских алан. В сб. «Е.И. Крупнов и развитие археологии Северного Кавказа». М., с. 312-315.
 
Lacan M., Keyser C., Ricaut F.-X. et al. (2011) Ancient DNA reveals male diffusion through the Neolithic Mediterranean route. Proc. Natl. Acad. Sci. US, 108, 9788-9791.
 
Lacan M., Keyser C., Ricaut F.-X. et al. (2011) Ancient DNA suggests the leading role played by men in the Neolithic dissemination. Proc. Natl. Acad. Sci. US, 108, 18255-18259.
 
Lee E.Y., Shin K.-J., Rakha A., Sim J. E., Park M. J., Kim N.Y., Yang W.I., Lee H.Y. (2014) Analysis of 22 Y chromosomal STR haplotypes and Y haplogroup distribution in Pathans of Pakistan. Forensic Sci. International: Genetics, 11, 111-116.
 
Анатолий А. Клёсов,
доктор химических наук, профессор