Профессор А.А. Клёсов получил 18 вопросов от О. Губарева, выступавшего в трагикомедии на «Троицком варианте» с позиций веры в то, что постулаты норманизма о роли скандинавов в русской истории научно достоверны. Поскольку заявленные вопросы относятся к области исторической науки, то Анатолий Алексеевич попросил меня прокомментировать их.
 

 
1. Свидетельства ПВЛ о русах, варягах и славянах.
 
а) О руси «Повесть временных лет» (ПВЛ) с самого начала повествует, как об одном из народов в Восточной Европе, причем народе коренном, издревле живущем на этой земле среди других народов и известном в числе европейских народов.


 

Поддержите проекты ДНК-генеалогии: ваше пожертвование – это дальнейшее изучение настоящей истории наших предков, выпуск тематических книг, организация научных мероприятий, исследование палео-днк и ещё многое другое. Первоочередные проекты: издание учебника профессора А.А. Клёсова «ДНК-генеалогия. Практический курс» и других книг, запуск сайта Академии ДНК-генеалогии, продвижение лаборатории ДНК-генеалогии. Сделать пожертвование от 100 до 5000 руб. можно буквально в один клик внизу по этой ссылке.

 

б) Историю общности, называемую славяне, летописец начинает со времени освоения ими Подунавья и со времени миграций носителей этого имени по Европе. Являются ли имена русов и славян синонимами? ПВЛ дает совершенно определенный ответ: нет, поскольку данные этнонимы принадлежат разным историческим эпохам: русы/русь – древнее имя, родившееся на Русской равнине, а словѣне – имя более молодое, возникшее за пределами Восточной Европы. Но при различных этнонимах славяне и русы являются одним народом с точки зрения ДНК-генеалогии, соединенными древним родством, узами наследственности и исторической памяти.
 
в) Варяги, согласно ПВЛ, – один из европейских народов: «Афетово бо и то колено». Варяги локализуются летописцем в двух европейских областях: одна – всё южнобалтийское побережье с востока на запад до земель англов, т.е. до южной Ютландии, а вторая – от восточной оконечности Балтийского моря до границы Европы и Азии. В норманизме варяги – не этнос, а некие сбродные дружины, что является грубым искажением источника.
 
2. Скандинавские имена русских князей, послов и знати.
 
Нет ни одного «скандинавского» имени как среди княжеских, так и среди имен послов и знати. Само понятие «скандинавские имена» глубоко ненаучно. Именословы небольших скандинавских стран были принимающей стороной: в них шло заимствование с европейского континента, с Британских островов, с южнобалтийского побережья, а позднее – из христианских именословов. Привычка трактовать древнерусские летописные имена как «скандинавские» – часть шведского политического мифа, из которого вырос норманизм. Пример с именем Олег.
 
3. Финское наименование шведов ruotsi.
 
Это наименование возникло как заимствование в финно-угорских языках самоназвания русь от самих русов как раз в значении русский (корень роч- в языке комиот общепермского *rǫč в значении русский), т.е. Ruotsi от русов, а не наоборот. Имя руси было распространено по всему Балтийскому побережью. Историк и этнограф XIX в. Иван Боричевский собрал замечательный материал о русах на Балтийском Поморье, где Куршский залив издавна назывались Русною. Об этих русах в окрестностях реки Неман сообщал в XII веке немецкий хронист Гельмольд. И. Боричевский назвал эту Русь Прибалтийской Русью и отметил, что западноевропейские хронисты прекрасно знали ее и выделяли. М.В. Ломоносов называл ее Неманская Русь.
 
До недавнего времени финское название Ruotsi фигурировало как один из лингвистических кубиков в комплекте с такими названиями прибрежной полосы Швеции в районе Упсалы-Стокгольма как Roden, Roslagen, а также с якобы древнешведскими родсами-гребцами или *Rōþs (-menn), что более точно выглядит как гребоманы. И из этих кубиков старались строить имя Руси, автоматически пристраивая к нему и всю историю русского народа. Вот так вот! Более двухсот лет рассуждали про гребцов – родсов и *Roþslagen, сколько сил и средств затрачено на эту «концепцию»! А теперь спокойно заявляют: неправильная была этимология, да и бог с ней! Ruotsi у нас есть? Есть! Нам и этого достаточно! Об этом я уже писала.
 
4. География ранней Руси — цепочка крупных форпостов вдоль пути из варяг в греки
 
А при чем здесь скандинавы? Они и у себя-то долго не умели «крупных форпостов» ставить, не то что в других странах, здесь подробнее.
 
>> Наличие нескольких центров ранней руси — династия норманна Рогволода в Полоцке и Туры в Турове.
 
«Норманн Рогволод» – чистейшее сочинительство. В каком это источнике Рогволод из Полоцка назван норманном? Что же касается имен Рогволода и Тура, то они явно заимствованные в скандинавских именословах.
 
5. Свидетельство Бертинских анналов, где русы названы шведами (esse gente sueonum)
 
Безграмотная передача текста источника на фоне полного невежества в области истории Швеции. Собирательный этноним «шведы» – очень позднего происхождения и относится к тому времени, когда сложилось единое королевство Швеция, т.е. не ранее XIII века. В IX в. на территории современной Швеции проживали отдельные этнополитические образования гётов и свеев. Соответственно, sueonum следует, в крайнем случае, переводить как свеи, но тогда на пути встает ПВЛ, где сказано, что свеи были иным народом относительно варягов-руси.
 

 
«Свидетельства» Бертинских анналов – история с оборванным концом. По-настоящему, мы не знаем, правы ли были дознаватели императора в том, что пришельцы были от народа свеонов и «скорее разведчики, чем просители дружбы» или произошла ошибка? И кто такие, в таком случае, были эти gents sueonum? Созвучных этнонимов в Европе известно немало, начиная с античных времен. Пока у этого источника не обнаружится продолжения, никаких определенных выводов делать нельзя.
 
>> Любимое антинорманистами свидетельство, потому что русы назвали своего владыку каганом. Но, во-первых, он мог так называться, претендуя на равное место с каганом хазар в Византийской дипломатии. — Дилетанское рассуждение при полном непонимании того, что такое наследный титул и как такие титулы принимаются.
 
>> Во-вторых, так могли перевести на свой язык его титул «конунг» византийцам и франкам хазары. — В науке принято приводить доказательства, а не пустые домыслы.
 
6. Названия порогов у Багрянородного, русские=скандинавские и славянские.
 
Росские названия Днепровских порогов не имеют никакого отношения к «скандинавским» языкам. Как ни вымучивали из этих названий «скандинавские» этимологии, вся «аргументация» норманистов состоит либо из натяжек, либо из подтасовок.
 
>> Одно из «русских» названий порогов — Aifur- упомянуто в рунической надписи из Пильгорда, Швеция. Швеция, о норманнах которые дошли до Айфора, с упоминанием Руфстайна — «рваного камня» известного лоцманам на Ненасытецком пороге вплоть до XIX века.
 
Не надо простодушно верить популярным источникам – там и не такие натяжки можно встретить. В научных изданиях эта рунная надпись характеризуется как очень трудная для понимания в силу значительной испорченности, поэтому ни Айфур, ни тем более «рваный камень» из нее не вычитываются. Но норманисты не любят прибегать к научным изданиям. Кроме того, сейчас известно, что подходящих судов у свеев не нашли, от гребцов-родсов отказались, Рослагена нет. При чем здесь рунная надпись?
 
7. Два свидетельства Лиутпранда Кремонского «русь, которых иначе мы называем норманнами…».
 
«Саксонский анналист» и «Хроника герцогов нормандских» сообщают о выходе норманнов из Восточной Европы на север, а потом – на запад и ничего не говорят о «скандинавстве» норманнов.
 
Теперь о сообщениях Лиудпранда Кремонского (около 920–971/2), который в своём труде «Антаподосис» (949 г.) дважды упомянул норманнов, написав сначала: «Город Константинополь (Constantinopolitana urbs)… расположен посреди свирепейших народов. Ведь с севера его ближайшими соседями являются венгры (Hungarii), печенеги (Pizenaci), хазары (Chazari), русь (Rusii), которую иначе мы называем норманнами (Nordmanni), а также болгары (Bulgarii)», и далее продолжил: «Ближе к северу обитает некий народ, который греки (Greci) по внешнему виду называют русью, ρουσιος, мы же по местонахождению именуем норманнами. Ведь на немецком (Teutonum) языке nord означает север, а man – человек; поэтому-то северных людей и можно назвать норманнами».
 
Вкупе эти источники выступают как опровержение симбиоза норманны – урождённые скандинавы. Скандинавский полуостров (или часть его), безусловно, являлся территорией, имевшей отношение к норманнам, но роль его вполне могла быть такой же, как Нормандия в Северной Франции, т.е. как территория, завоеванная и освоенная на путях миграций из Восточной Европы на её запад и северо-запад частью народа – носителя родового имени норманнов: из «нижней Скифии» на север до «Океана», которым вполне могло быть не только Балтийское море, но и побережье Ледовитого океана, с севера Скандинавского полуострова – на север Франции и далее, куда душа пожелает.
 
К этому остается добавить, что народом, который во время Лиудпранда находился в непосредственном соседстве с хазарами, печенегами и венграми, был летописный народ «сѣвер», и именно этот народ на протяжении нескольких столетий занимал регион, в рамках которого западные источники размещали норманнов. А вторым именем его было имя русь, поскольку согласно ПВЛ, сѣвер входил в политию Русь.
 
8. Свидетельство Иоанна Диакона (Венецианская летопись) о набеге руси в 860 г.
 
Грандиозная была экспедиция. О ней рассказывалось, что народ норманнов (Normannorum gentes) на трехстах шестидесяти кораблях осмелился приблизиться к городу Константинополю. Но поскольку они не могли нанести ущерба неприступному городу, они дерзко опустошили окрестности, перебив там многое множество народу, и так с триумфом возвратились восвояси. О возможностях свеев осуществить такой поход см. предыдущий пункт. Только такому мощному народу как русы – насельники в Восточной Европе, было под силу осуществление подобной операции.
 
9. Свидетельства ибн-Якуба и ал-Якуби «Ибрагим ибн-Якуб написал, что Русы «говорят по-славянски, потому что смешались с ними».
 
Так же, как и ПВЛ, восточные авторы различали имя русов и имя славян, что естественно, поскольку данные этнонимы принадлежат разным историческим эпохам. Но Русская равнина как древняя отчина представителей гаплогруппы R1a, была связана и со славянами Подунавья, и с южнобалтийским побережьем тесными узами с древних времен. Расселение славян/словѣн в Восточной Европе и на южнобалтийском побережье происходило в лоне индоевропейского субстрата – в Восточной Европе это были русы (возможно, арии). Особенностью этого расселения была важная роль языка славян, что неоднократно отмечается ПВЛ: «…тако разидеся словѣньский языкъ, тѣм же и грамота прозвася словѣньская». Язык – важное средство управления обществом. «Склавины» сумели создать на базе архаичного языка своих предков – носителей R1a обновленный язык с более совершенным грамматическим строем, лучше приспособленным для осуществления коммуникативной функции в крупных политиях.
 
Поэтому в истории языка Руси надо видеть два крупнейших этапа: язык древних русов от миграций представителей R1a, развивавшийся в единой культурно-языковой общности с ариями, и новый этап в развитии языка русов с распространением словѣньского языка – своеобразная великая языковая реформа. Этим объясняются и так называемые два ряда имён для Днепровских порогов – «славянские» и «русские», из чего явствует, что ещё в середине Х в. язык древних русов и словѣньский языкъ не были вполне идентичны.
 
10. Кекавмен (Советы византийского боярина) — о будущем норвежском короле Харальде Суровом (Хардрада), служившем в варягах в 1030-е годы, назвал того сыном царя Варангии, что равнозначно византийскому пониманию в XI веке варягов как норманнов или норвежцев.
 
Кекавмен упомянул походя, что «…Аральд был сыном василевса Варангии. У него был брат Юлав, который после смерти своего отца и занял отцовский престол, признав своего брата Аральда вторым после себя». Кекавмен ошибся: Гаральд не был сыном короля, а сыном знатного норвежца некоролевского происхождения Сигурда Сира. Утверждение же, что здесь имеется в виду Норвегия, не находит никакого подтверждения в источниках.
 
11. Свидетельство ибн-Фадлана о похоронах знатного руса (по скандинавскому обычаю).
 
Похоронный обряд в форме «сожжения в ладье не относится к «скандинавскому обычаю», здесь подробнее.
 
12. Другие свидетельства мусульманских писателей описывающих скандинавские черты русов — обычаи и внешний вид…
 
Это какие же «скандинавские черты» описывают мусульманские писатели?
 
13. Скандинавские обычаи русов — клятвы на оружии — гибель клятвопреступника от собственного оружия. Соответствие этому обычаю в сагах.
 
Это утверждения прямо уж из литературы, совершенно сочинения на свободную тему.
 
14. Скандинавская топонимика Новгородчины и Северо-Запада по Экблому и Рыдзевской (в частности о-в Биорко у границ Новгородчины — топоним Бирки).
 
«Скандинавская» топонимика по Экблому давно стала притчей во языцах. Он очень добросовестно перечислил целый ряд топонимов типа: река Вѣряжа, деревня Веряжа и др., или Порусье, Старая Русса и др., забыв, что эти топонимы имеют соответствия где угодно – по всей Восточной Европе, в том числе и там, куда не могла достичь нога выходца из Скандинавии, по южнобалтийскому побережью, даже в Западной Европе вплоть до Британских островов, короче, где везде, только не на Скандинавском полуострове. Ничего не сумела доказать и Рыдзевская, поскольку «скандинавские» топонимы на Руси – такой же вымысел, как древнешведское происхождение названия Гипербореи (было и такое у шведских авторов).
 
15. Соответствие именослова первых князей древним скандинавским сагам — в частности Саге о Скьольдунгах — имена двух легендарных братьев — Рюрик и Олег (Хререкр и Хельги) и Игорь (Ивар, Ингвар) Видфаме (Широкие Обьятья).
 
Сага о Скьёлдунгах характеризуется скандинавскими медиевистами как литературное произведение, герои которого – вымышленные персонажи, а литературные антропонимы сплошь и рядом были заимствованными. Поэтому искать им «соответствия» столь же осмысленно, как для имени Ивана Царевича искать соответствия в династии русских царей.
 
16. Мореходство русов и отсутствие конницы, приемы военного дела и у русов и скандинавов — «стена щитов» и т.д.
 
Мореходство древних русов – безусловный и замечательный факт, но только это мореходство русов – древних насельников Восточной Европы, которое прослеживается от Индии до Северного Ледовитого океана. Выходцам из маленьких скандинавских королевств такое было бы не под силу. «Сравнительный анализ» военного дела – аморфное ничто: какие скандинавы – свеи, даны? Хронология?
 
17. Клятвы русов при заключении договоров с греками на оружии и обручьях — что соответствует клятвам скандинавов на оружии и священных кольцах.
 
Беллетристика. Летописные договоры с греками никакого отношения к скандинавам не имеют.
 
18. Количество археологических находок вещей скандинавского происхождения сопоставимое с таковым в Дании и Швеции (Андрощук).
 
Археологические находки не свидетельствуют о присутствии той или иной этнической группы при данных находках, если известно, что у данной этнической группы не было соответствующих плавсредств, если не определено место убытия этой группы, если отсутствуют другие необходимые объективные факторы (демографический, необходимый уровень социополитической эволюции и пр.) Западноевропейские хронисты и писатели, которым было положено знать о деяниях королей данов и свеев, ничего не знают об их великих экспедициях в Восточную Европу, поскольку это миражная, фантомная история, никогда не имевшая места в действительности.
 
Лидия Грот,
кандидат исторических наук